ВЕЛИКИЙ И УЖАСНЫЙ, ХА-ХА-ХА!

Едва проводив Лангу и ее свиту, Людушка засучил рукава и принялся за работу. Нет, его вовсе не интересовали синие деревья и подготовка Голубой страны к приходу Тьмы. Ему страшно хотелось совсем другого — поразить Жевунов своим колдовством.

Два дня он просидел запершись в Тронном зале. Встревоженные темные слуги не раз стучали в дверь нового короля, но тот ни разу не отозвался. Повезло Шарку, полковнику Темной гвардии. Только он собрался в очередной раз постучать в дубовую дверь, как та внезапно распахнулась. Шарк с радостным воплем вбежал в зал и тут же остановился, изумленно глядя по сторонам.

Тронный зал неузнаваемо изменился. Тщеславный король не зря провел два дня, упражняясь в колдовстве. Он очень хотел, чтобы Жевуны страшились его до икоты, сильнее, чем когда-то боялись его папашу-людоеда и колдунью Гингему вместе взятых. А кто будет бояться короля, если замок у него самый что ни на есть обычный? Пакир сделал из своего Тронного зала жуткую пещеру с самоцветным озером. Почему бы и ему, Людушке, не сотворить что-нибудь этакое, отчего у любого Жевуна мороз шел бы по коже?

И Людушка сотворил — да такое, что даже у Шарка челюсть отвисла!

Тронный зал превратился… в кладбище! На круглом холме вкривь и вкось стояли древние каменные кресты и памятники. Под потолком светила мертвенным светом луна, которую то и дело закрывали рваные облака. Откуда-то издалека глухо доносился вой волков.

— Мой король, — дрожащим голосом произнес Шарк, ошарашенно моргая. — Где вы? Я вас не вижу…

Раздался протяжный скрип, и одна из могильных плит сдвинулась. Из-под нее вылез Людушка, облаченный в белый саван. Тотчас же зашатались еще несколько соседних крестов и памятников, и из-под земли выбрались семь скелетов с кинжалами в зубах.

Шарк от удивления даже сел на пол. Он вырос на подземном острове Горн и навидался за свою жизнь всякого. Но такого кошмара не видел еще ни разу!

Людушка снял с соседнего креста синюю корону, водрузил на голову и небрежно щелкнул пальцами. Тотчас могильная плита поднялась в воздух. Людушка уселся на нее и взмыл вверх. Немного не рассчитав, он больно ударился головой о луну.

— Тьфу, совсем забыл про эту дурацкую штуку! — воскликнул он, потирая ушибленную макушку. — Нет, не все еще доработано как следует… А мне мешают! Что тебе надо, Шарк? Ты разве не видишь, что я занят самым важным-преважным государственным делом — перестраиваю свой Тронный зал?

— Кхе-кхе… — закашлялся Шарк. — Ваше величество, короли иногда должны заниматься и другими делами.

Людушка недовольно поморщился, глядя на темного слугу сверху вниз.

— Это еще какими такими делами? — строго спросил он.



— Например, управлением страной. Разве вы забыли, что Властелин приказал вам за три месяца подготовить эту страну к приходу Тьмы?

— Тьфу, совсем забыл! — в сердцах воскликнул Людушка. — Ну что за жизнь! Только сядешь на трон да займешься как следует устройством своей резиденции, как всякие олухи приходят и теребят своего повелителя. То им сделай да это! Разве ты не понимаешь, глупый-преглупый слуга, что я только и делаю, что занимаюсь королевскими делами? Мне папашка-людоед внушал: люди будут тебя уважать, только если ты сам себя будешь любить да лелеять! Раньше, когда я был простым Людушкой-голубушкой, у меня до себя, любимого, все руки не доходили. Вот и жил в старом-престаром замке папашки-людоеда. Крыша вот-вот грозила обвалиться, полы сгнили, в подвалах мышей развелось пропасть.

А мне все было некогда свое людоедское хозяйство в порядок привести, да и средств не хватало! И вот теперь, когда я стал королем да волшебником, мне собственные слуги мешают. Жаль, что Дональд сделал меня вегетарианцем, а то бы взял и съел тебя прямо сейчас, честное-пречестное слово!

Шарк вздрогнул, но все же вновь встал, упрямо наклонил голову и пробурчал:

— Воля ваша, король, но принцесса Ланга будет вами очень недовольна.

При звуке этого имени Людушка вздрогнул. Он щелкнул толстыми, словно сардельки, пальцами, и могильная плита медленно опустилась.

— Ладно уж, — примирительно промолвил он. — Так и быть, отвлекусь на минутку-другую на всякие пустяки. Что случилось-то? Разве Жевуны плохо работают?

— Очень плохо, — подтвердил Шарк. — И чем дальше от Когиды, тем хуже. Жалко им, видите ли, зеленые деревья! Мои шпионы доносят, что в некоторых деревнях Жевуны сговорились вырубать в садах только самые старые деревья, а в лесу и вовсе уничтожают лишь один кустарник да сухостой! Шума и треска много, а толку от такой работы никакого. Но самое тревожное — это их разговоры. Шпионы доносят, что многие Жевуны недовольны своим новым королем. Многие старики еще помнят вашего папашу-людоеда. Да и о вас тоже в этой стране ходит дурная слава. Жевуны говорят: мол, давайте только сделаем вид, что мы готовимся к приходу Тьмы, а сами будем ждать, когда нас освободит Хранительница Элли. Как вам это нравится, король?



Людушка задумался.

— Пожалуй, надо этими Жевунами как следует заняться, — решил он. — До чего разбаловался народ! Как только перестаешь их есть поедом, сразу бунт поднять норовят. Вот так-то быть добрым и веселым людоедом. Не дают даже Тронный зал как следует обставить! Ну да ладно. Сделаем так: с сегодняшнего дня приводи ко мне в замок Жевунов, штук по десять разом, а я с ними тут поговорю. Да так поговорю, что они у меня не только с утра до ночи, но и по ночам работать будут, да еще и меня похваливать! Уж я напугаю их так, что Жевуны превратятся в Трясунов и Заикал!

Шарк в сомнении покачал головой:

— Ваше величество, Голубая страна очень велика, в ней живут многие тысячи Жевунов. Мы и за год не сумеем всех провести через Тронный зал. А работа стоит!

Людушка душераздирающе вздохнул. Очень уж ему не хотелось покидать свой замок. Только-только он начал наводить в нем уют и всяческую приятность, и на тебе — все бросай! Но что делать?

— Ладно, — кивнул он. — Завтра утром я отправлюсь в путешествие по Голубой стране. И Жевуны еще пожалеют о том, что я оставил Когиду!.. А теперь иди, Шарк, и готовься к моему походу. И позови ко мне садовника Тамиза! Или нет, гм-м… лучше пригласи его помощницу Агнет.

Полковник поклонился и вышел из Тронного зала. Его трясло от злости. Почему Властелин не назначил его, Шарка, королем этой страны? Уж он-то мигом заставил бы Жевунов работать как следует! А этот ничтожный толстяк слишком глуп и тщеславен, чтобы стать хорошим помощником Пакира. Ну что ж, Властелин скоро разберется, какое ничтожество посадил на трон…

Спустя несколько минут в Тронный зал вошла Агнет. Бывшая королева, некогда самозванно захватившая трон в Розовой стране с помощью волшебной Золотой Шапки, была очень взволнованна. Несколько недель она провела в изгнании в пещере Тамиза, куда ее по приказу Элли перенесли разгневанные Летучие Обезьяны. Агнет быстро сумела завоевать доверие старого отшельника, но этого ей было слишком мало. Все эти месяцы Агнет мечтала о том, как когда-нибудь вернется из изгнания и жестоко отомстит своим врагам — Элли, Стелле, да и всем Болтунам заодно. Жалкие, неблагодарные создания, как они посмели восстать против нее!

Но даже в самых сладких своих мечтах Агнет не подозревала, что ее возвращение из изгнания произойдет так быстро. Похоже, ничтожный Тамиз, день и ночь лелеявший синие ростки, оказался не столь уж ничтожен. Он нужен самому Пакнру! А значит, и она, Агнет, может оказаться полезной Властелину Тьмы. И этот чудесный шанс надо обязательно использовать! Людушка хитер, но не умен и очень, очень тщеславен. А значит, его можно будет обвести вокруг пальца.

Помня об этом, Агнет вошла в Тронный зал с чарующей улыбкой на устах. И тут же едва не упала в обморок, увидев грустного людоеда, сидящего на могильной плите посреди жуткого кладбища, словно огромная нахохлившаяся ворона.

Но Агнет была слишком умна, чтобы поддаться своим чувствам. Собрав все свое мужество, она изобразила на лице восхищенную улыбку и порывисто прижала руки к груди.

— Ах, как здесь замечательно! — воскликнула она, обводя Тронный зал изумленным взглядом. — Ваше величество, только вы, с вашим утонченным вкусом и богатой фантазией, могли создать такое чудо!

Людушка встрепенулся и недоверчиво взглянул на девушку.

— Ты это честно-пречестно говоришь? — подозрительно спросил он.

— Ну конечно же! Здесь так мило… Какие чудесные крестики и могилки, никогда такой прелести не видела! А эта луна, этот холодный промозглый ветер, это далекое завывание волков… Особенно хорошо у вас получились те семь скелетиков с кинжальчиками в зубах. Даже мороз по коже идет от восхищения! Не сомневаюсь, что все ваши подданные будут в восторге от этого зрелища. Из вас, без сомнения, получится самый великий король на свете, ваше величество!

И Агнет церемонно присела в глубоком реверансе.

Людушка сразу же воспрял духом. Он вскочил с каменной плиты и поспешил навстречу такой вежливой гостье. В темноте людоед споткнулся о кочку и едва не упал в разверстую могилу. Хорошо еще два скелета вовремя бросились ему на помощь.

— Ты очень мила, — сказал Людушка, отряхивая колени от сырой земли. — Давно не встречал таких обаятельных девушек! — И, вспомнив о своей давней встрече с Кориной в родовом замке, поспешил уточнить: — Надеюсь, ты не умеешь колдовать?

— Нет, ваше величество, — поспешила успокоить его Агнет.

— Очень хорошо! От этих волшебниц одни только неприятности.

— Ваша правда, — вздохнула Агнет.

— А почему ты так грустно вздохнула, милая Агнетушка?

— Это долгая и грустная история… Но если хотите, я вам расскажу.

И Агнет рассказала о том, как обманом стала королевой Розовой страны и как Элли и Стелла сумели взять над ней верх. Людушка только головой качал, слушая удивительный рассказ о недавних событиях в Розовой стране. Коварство девушки ничуть не удивило и не возмутило его. Наоборот, он только восхитился догадливостью и хитростью Агнет, которая сумела выкрасть Золотую Шапку и с ее помощью справилась сразу с тремя волшебницами.

— Ты все замечательно придумала, Агнетушка, — ласково сказал король. — Даже я не сумел бы придумать такую наихитрейшую хитрость! Тебе просто немножко не повезло, иначе бы ты до сих оставалась королевой Розовой страны. Великий Пакир очень скоро, без сомнения, ее завоюет, и тогда мы могли бы дружить, как говорится, королевствами!

Агнет еще раз присела в глубоком реверансе. На ее лице появилась легкая усмешка. Людушка оказался еще более прост и глуп, чем она думала, и это было очень хорошо.

— Больше того, мы могли бы со временем пожениться, — сказала она чарующим голосом. — Вы такой большой и сильный, Людушка! Любая королева сочла бы за честь стать вашей женой. Но, увы, я уже больше не королева…

Людушка заморгал. Неужели он мог понравиться такой красавице? Какая удача!

Он милостиво протянул Агнет руку, и та с пылом поцеловала ее. Людушка был просто на седьмом небе от счастья.

— Бывает, что короли женятся на простых девушках, — важно сообщил он. — И те потом сразу же становятся королевами. А Розовая страна… Никуда она от нас не денется! Но для этого надо немножко поработать. Не хочешь ли ты, Агнетушка, отправиться со мной в путешествие по Голубой стране? Я был бы очень рад путешествовать в твоем наиприятнейшем обществе.

Агнет вспыхнула от радости.

— А как же Тамиз? — спросила она. — Я — его помощница, а у садовника скоро будет очень много работы.

Людушка беспечно махнул рукой:

— Ничего, как-нибудь справится! И потом, не вечность же мы будем путешествовать. Я по натуре домосед и постараюсь побыстрее вернуться сюда, в свой замок. В Тронном зале столько еще надо усовершенствовать!..

На следующее утро из Когиды в далекий путь отправилась длинная процессия, окутанная облачком прозрачной мглы. Возглавляли ее семеро скелетов с мечами в руках на скелетах ящероподобных коней. За ними катилась большая золотая карета, запряженная тройкой синих похожих на птиц существ с пурпурными плюмажами на головах. На козлах сидел кучер-ящер. Он нещадно хлестал коней своим длинным хвостом, словно хлыстом. А замыкали процессию три десятка темных слуг, ехавших на маленьких мохнатых пони.

Услышав шум на центральной улице, многие жители Когиды побросали работу и побежали посмотреть, что же происходит. И чуть не попадали на землю от страха.

Людушка был очень доволен произведенным впечатлением. Он высунулся из окна кареты и закричал:

— До свидания, мои дорогие подданные! Я отправляюсь в путешествие по стране. Заодно погляжу, как миленькие Жевуны выполняют мои приказы, А если кто-то работает плохо, без души, и жалеет зеленые растения, то мои слуги займутся этими предателями. Надеюсь, что вы, жители Kогиды, не захотите огорчать своего добренького Людушку? Полковник Шарк проследит, чтобы вы не ленились. А теперь кричите «ура!».

Жевуны дружно закричали «ура!» — а что им еще оставалось делать? А потом вернулись к своим топорам и пилам. Они уже знали, какой скверный характер у коротышки Шарка, и никто не хотел попасться полковнику под горячую руку. Но время от времени то один, то другой Жевун поглядывал на восток. Когда же им на помощь прилетят Элли и Стелла? Когда в Голубую страну войдет армия Магдара и прогонит слуг Пакира?

По приказу Людушки процессия выехала на дорогу из желтого кирпича и свернула налево.

— Я хочу посетить северную часть своей страны, — важно объяснил король Агнет, которая ехала вместе с ним в золотой карете. — И для начала навещу свой родовой замок. Ты, Агнетушка, увидишь места, где я провел свое расчудесное детство, а также горестную и одинокую молодость.

— Ох, как интересно, ваше величество! — Радостно всплеснула руками Агнет. — Но почему же ваша молодость была одинокой? Разве Жевуны не приходили к вам в гости?

— Еще как приходили! — ухмыльнулся Людушка. — Но понимаешь, Агнетушка, я всегда бывал настолько голоден, что у меня просто не было времени как следует с ними познакомиться. Бывало, только разговоришься с хорошим человеком по душам, как — хлоп — и сам не заметишь, как проглотишь его. Просто обидно до слез иногда бывало, честное-пречестное слово!

Агнет вздрогнула, представив такой милый разговор Людушки с его гостями. Слава Торну, что этот толстяк теперь питается одними фруктами да зелеными листьями!

Людушка стал с увлечением рассказывать, как хитро он умел в молодые годы обманывать своих доверчивых гостей. Агнет делала вид, что внимательно слушает, а сама все больше смотрела в окно кареты. Она впервые оказалась в Голубой стране и очень удивлялась тому, что видела. По сравнению с чудесной Розовой страной здесь буквально не на что было посмотреть. Цветы не порхали в воздухе, словно бабочки, на деревьях не росло ничего вкусного, и даже грибы под темными елями не снимали шляпки, приветствуя путешественников. Выходит, это правда, что Розовая страна — самая волшебная и самая чудесная во всем крае Торна! Но ничего, для начала ей сгодится и Голубая страна. А потом, когда она сумеет понравиться этому таинственному Пакиру, вот тогда можно будет развернуться как следует!

Через несколько километров процессия свернула на проселочную дорогу и вскоре въехала в небольшую деревушку. Все ее жители работали в соседней березовой роще. Мужчины валили деревья, женщины обрубали топорами ветви, а молодежь жгла костры. Все работали нехотя, без души, и Людушке это очень не понравилось.

Когда Жевуны завидели странную процессию, то здорово перепугались. Но Людушка решил преподать им хороший урок.

Он выплыл из кареты, как большая птица, и, широко раскинув руки, словно крылья, сделал над рощей круг.

— У-у-у! — завыл он зловещим голосом. — Лентяи, лежебоки, саботажники! Разве так надо работать, когда приказываю я, ваш король Людушка? Ну что ж, вы поплатитесь за это! Отныне я стану не просто королем, а таким же, каким был Гудвин, то есть Великим и Ужасным! И стану съедать на месте всех, кто будет плохо работать! И особенно тех, кто осмелится поминать недобрым словом своего короля и великого Властелина Пакира!

Людушка завыл еще громче, а затем щелкнул пальцами. Тотчас в небе появилось небольшое черное облачко и закрыло солнце.

Сельчане попадали на колени от страха. «Наш король — великий волшебник! — стали перешептываться они. — Мало того, что он людоед, а теперь, оказывается, стал еще и чародеем! Ну, задаст он нам жару!»

И тут случилось нечто совершенно неожиданное. Дело в том, что в этой березовой роще много лет жила стая ворон. Птицы были очень недовольны тем, что Жевуны уничтожают их жилища. И вот, завидев парящего в небе Людушку, вороны с воинственным клекотом бросились на короля!

От Людушки, как говорится, полетели во все стороны пух и перья. У ворон длинные клювы и острые когти, а уж воинственности им не занимать.

Летающий король взвыл от боли и попытался было спуститься на землю, но куда там! Вороны окружили его темным облаком, нанося болезненные удары со всех сторон.

— Спасите! — взвизгнул король. — Слуги, на помощь!

Воины-скелеты стали размахивать мечами в воздухе, но вороны летали слишком высоко. А темные слуги бестолково бегали по земле и злобно шипели, беспомощно глядя в небо. Некоторые пытались даже подпрыгивать, пытаясь добраться до ворон, да куда там этим коротышкам!

Жевуны ошеломленно наблюдали за избиением Людушки. Наконец один мальчишка не выдержал и фыркнул:

— Вот тебе и Великий и Ужасный! Наш новый король что-то мало похож на Гудвина. Скорее, он больше смахивает на толстую жирную курицу. Смехота, да и только!

И сельчане один за другим расхохотались. Даже Агнет не выдержала и фыркнула в кулак. Уж больно смешон был толстяк, отбивающийся от наседавших на него со всех сторон ворон.

В конце концов Людушка попросту рухнул на землю, подняв кучу пыли. Вороны было попытались атаковать его с воздуха, но воины-скелеты защитили своего повелители, размахивая длинными мечами. А потом они помогли королю забраться в карету.

С «ахами» и «охами» Людушка рухнул на бархатное сиденье. Все тело у него болело так, словно его искололи острыми гвоздями. А пышный синий кафтан превратился в решето.

Агнет изобразила сочувственную улыбку.

— Вам очень больно, мой господин? — участливо спросила она и, достав носовой платок, вытерла пыль и пот со лба короля.

— Да! — простонал Людушка. — Мне очень, очень больно, и причем везде! Проклятые вороны… Я никогда не любил этих наглых, дерзких птиц. Они так досаждали мне в родовом замке: вечно каркали, не давали спокойно спать после трудового людоедского дня, норовили стащить пироги да булки со стола… Но как я ни пытался, не сумел поймать ни одну из этих наглых ворон! Что же делать? Как я стану дальше путешествовать в таком растерзанном виде? Да меня Жевуны просто засмеют!

— Но вы же волшебник, ваше величество, — подавив смешок, напомнила ему Агнет.

— Ах да, совсем забыл!

Людушка пробормотал первые пришедшие ему на ум слова, и тотчас его окутало фиолетовое облачко. Когда оно рассеялось, одежда на короле приняла прежний вид, а ссадины и грязь исчезли.

— Слава Пакиру! — приободрившись, воскликнул Людушка, глядясь в зеркальце. — Ну ладно, вороны, я с вами еще посчитаюсь! Кучер — вперед! Не хочу ни минуты больше оставаться в этом проклятом-распроклятом месте!

Кучер яростно взмахнул своим хвостом, и похожие на птиц скакуны рванули с места. Людушка высунулся из окна и со зверской гримасой погрозил сельчанам громадным кулаком. Те дружно поклонились, затем переглянулись, весело расхохотались и, взвалив на плечи топоры и пилы, покинули березовую рощу. Ветер скоро прогнал черную тучку, и в небе по-прежнему засияло солнышко.

А вороны, очень довольные своей победой над королем, разлетелись по окрестностям. Очень скоро весть о позорном поражении Людушки разнеслась по всей Голубой стране.

Глава пятая


5656309049620240.html
5656361832290331.html
    PR.RU™