Старец Серафим и светила науки.

Еще по Александро-Невской Лавре были знакомы отец Серафим и академик Иван Петрович Павлов — отец современной физиологии, один из величайших умов, когда-либо дарованных Господом человечеству. Неоценим вклад, который внес Иван Петрович Павлов в развитие мировой науки. В то же время ему принадлежат слова, близкие всякому верующему сердцу: “Что ни делаю, постоянно думаю, что служу этим, сколько позволяют мне мои силы, прежде всего Богу моему и моему Отечеству....” Свято веривший в божественные истины Православия, Иван Петрович идею бессмертия души пояснял так: “Я изучаю высшую нервную деятельность и знаю, что все человеческие чувства: радость, горе, печаль, гнев, ненависть, любовь, мысли человека, самая способность мыслить и рассуждать — связаны, каждая из них с особой клеткой человеческого мозга и ее нервами. А когда тело перестает жить, тогда все эти чувства и мысли человека, как бы оторвавшись от мозговых клеток, уже умерших, в силу общего закона о том, что ничто — ни энергия, ни материя — не исчезают бесследно и составляют ту душу, бессмертную душу, которую исповедует христианская вера.” В течение многих лет, до самой своей праведной кончины 27 февраля 1936 года, Иван Петрович был почетным старостой двух петроградских храмов: церкви в честь Входа Господня в Иерусалим (Знаменской), которая располагалась на Лиговском проспекте, 29, напротив Московского вокзала (ныне на этом месте находится станция метрополитена, храм был взорван в 1940 году), и церкви апостолов Петра и Павла в поселке Колтуши, где находилась “столица условных рефлексов” — знаменитая Биологическая станция (ныне Институт физиологии им. И. П. Павлова Российской Академии Наук). До последних дней своей земной жизни академик Павлов спасал эти два храма от закрытия и разрушения. Когда в 1933—1934 годах в России повсеместно был запрещен колокольный звон, Колтушская церковь стала исключением, благодаря категорическому требованию великого русского ученого. 14 июня 1934 года районный инспектор Брапман докладывал в областную комиссию по делам религиозных культов: “Сего числа для передачи вам заместитель председателя Пригородного райисполкома т. Гутнер сообщил мне, что профессор Павлов, узнав, что в Петропавловской церкви в селе Колтушах прекращен колокольный звон согласно постановлению Облисполкома, пришел в негодование и заявил, что сам он лично поедет в Москву и будет жаловаться соответствующим организациям... В силу сложившихся обстоятельств т. Гутнер считает целесообразным разрешение колокольного звона в Колтушах...” Таким же образом Иван Петрович делал многое и для Знаменской церкви.

Вот такой человек приходил на исповеди и беседы к иеросхимонаху Серафиму (Муравьеву). Промыслом Божиим Ивану Петровичу Павлову суждено было состоять в духовной близости и с митрополитом Серафимом (Чичаговым). По пятницам владыка читал акафист преподобному Серафиму в Знаменской церкви, где был придел, посвященный Саровскому чудотворцу. В миру владыка Серафим немало времени посвятил углубленному изучению медицинских наук и имел медицинскую практику. Все это, безусловно, также роднило Ивана Петровича с митрополитом Серафимом. Оба они глубоко чтили смиренного духовника Александро-Невской Лавры...



Иеросхимонаха Серафима почитали выдающийся астроном своего времени, один из основателей Русского астрономического общества, академик Сергей Павлович Глазенап, а также один из создателей современной фармакологической школы, профессор медицины Михаил Иванович Граменицкий.

Частыми гостями в Вырице также были выдающиеся русские ученые, академики с мировыми именами — физик Владимир Александрович Фок, известный своими трудами в области квантовой механики, распространения радиоволн и теории относительности, и биолог Леон Абгарович Орбели, ученик и последователь Ивана Петровича Павлова, автор многих исследований по физиологии нервной системы и биохимии, известный также своими работами по физиологии органов чувств. За чашкой чая вел с ними отец Серафим долгие душеполезные беседы о мироздании; о той дивной гармонии, которую вложил Премудрый Творец всяческих в окружающую нас природу и самого человека; о мире духовном, невидимом; о Духе Святом и Животворящем, наполняющем всю бесконечную Вселенную.

Светила науки многому учились через богомудрые наставления смиренного старца. Этот старец-монах был воистину гражданином иного мира — Сам Дух Божий говорил его устами. То, что оставалось скрытым и от великих ученых, было открыто батюшке Серафиму по словам Спасителя: “Славлю Тебя, Отче, Господи неба и земли, что ты утаил сие от мудрых и разумных и открыл младенцам” (Лк. 10:21).

Одним из любимейших воспитанников отца Серафима был известный во всей России профессор-гомеопат Сергей Серапионович Фаворский, которого называли “светилом Петербурга.” Он был чистейшей души человеком и талантливым медиком. В кабинете доктора Фаворского можно было встретить государственных мужей и иерархов Церкви, знаменитых артистов и военачальников, известных спортсменов, и, конечно же, простых тружеников, которым Сергей Серапионович оказывал, чаще всего, помощь бескорыстную.



Профессор Фаворский много лет был лечащим врачом матушки Серафимы — она посещала его еще будучи насельницей Воскресенского Новодевичьего монастыря. Сергей Серапионович происходил из семьи сельского священника, протоиерея Серапиона Фаворского, известного своей пламенной верой и любовью к простому народу. Эти высочайшие нравственные качества унаследовал от отца и доктор Фаворский. Его пациентами бывали многие влиятельные люди, и это давало возможности выручать верующих из многих затруднительных и опасных положений.


5692269741165134.html
5692352144978184.html
    PR.RU™